Наталия Волкова (novayadoroga) wrote in kykymber_ru,
Наталия Волкова
novayadoroga
kykymber_ru

Category:

Леонид Сорока


Леонид Сорока
(lsoroka) – уроженец Киева. В годы войны он оказался в эвакуации, жил в лесных поселках Удмуртии и, как многие другие дети, собирал грибы, рыбачил, катался верхом на лошадях. И писал стихи – как признается он сам, «уж очень взрослые». Зато когда он стал взрослым, то работал в детской газете и начал сочинять детские стихи. Леонид Сорока окончил три курса Киевской сельскохозяйственной академии и филологический факультет Киевского университета. Первые публикации появились у него еще во время службы в армии. Служил Сорока в Крыму, где познакомился с прекрасным детским поэтом и поэтом-сатириком Владимиром Натановичем Орловым, который стал его учителем и верным другом.


Взрослые стихи Леонида Сороки печатались в периодике – например, в очень популярном в 60-70-е годы журнале «Юность», и выходили отдельными изданиями. А детские стихи появлялись в журналах «Колобок», в «Недельке», «Тотоше и Кокоше». Всего он выпустил четыре книги лирики и три книги для детей. Совсем недавно в Санкт-Петербурге была издана книжка «Про мышонка Шона, про амстердамского кота Тома и про многое другое». Леонид Сорока – член Союза писателей Израиля, член Международного ПЕН-клуба.

Стихи, напечатанные в «Кукумбере», – «Корова на льду» и «Юла», – представляют читателям человека остроумного, понимающего малышей, умеющего раскрутить словесную игру и закружить в ней читателей.

Ольга Корф


- Дежурный вопрос – как Вы стали детским поэтом?

- Наверно, как всегда в этой жизни, помог случай. Так вышло, что первым профессиональным писателем, которому я показал свои стихотворные пробы (отнюдь не детские) был детский писатель Ефим Чеповецкий (тот который «бандитто-гангстеритто).

И когда меня призвали в армию и я попал служить в Симферополь, Ефим Петрович «передал» меня в руки замечательного детского поэта Владимира Орлова, жившего там.

Я стал часто бывать в маленькой коммуналке на Пушкинской, где жили Орловы. А там в то время была настоящая лаборатория детских авторов. Можно было встретить там и начинающих, и маститых гостей из Москвы и Ленинграда.

И на моих глазах происходил обмен мнениями, порой довольно нелицеприятный.

После службы в армии я вернулся в Киев, но дружба наша продолжалась. Я начал работать cначала в областной газете «Киевская правда» (пригодились три курса сельхозакадемии) в отделе сельского хозяйства. Не то, чтобы был полный восторг от работы, но выбора не было. И вдруг выбор возник. Наша редакционная машинистка Люся, перепечатывая очередной мой материал о подготовке тракторов к севу, сказала:

- Слушай, Лёня, что ты тут мучишься? Мне сказали, что в пионерской газете «Юный ленинец» ищут человека, который пишет стихи и мог бы вести отдел литературы и отвечать юным поэтам. Сходи, чем чёрт не шутит.

Чёрт пошутил удачно, меня в газету взяли. Годы, проведенные в детской редакции, остались светлыми воспоминаниями. Это была настоящая школа. Такой требовательности к слову теперь газетчики не могут себе позволить. Шутка ли, двадцать человек выпускали газету размером в «Пионерскую правду» раз в неделю.

Обычная текстовка к фотографии шлифовалась и вычитывалась не раз и не два.

Одной из моих задач была подготовка детских литературных страниц. Делалось это так.

Из отдела писем нам приносили пачку детских проб пера. Я и мой коллега замечательный бард Михаил Назаренко запирались в комнате с этой пачкой.

И начинали работать у этих деток «литературными неграми», выдавая на гора вполне законченные, иногда смешные, иногда лирические стихи. Разумеется, подписывая их реальными детскими именами.

Сегодня можно по-разному посмотреть на это и даже осудить нас. Но дело прошлое. Стихи печатались, читателям и главному редактору нравились. А однажды в связи с этим произошел казус. Издательство «Радянска школа» выпустило красочный альбом  рисунков. Когда мы с Мишей открыли его, то увидели, что в альбоме несколько десятков «детских» стихов, написанных нами. «Тех» самых, взятых из литературных страниц нашей газеты.

Мы, конечно, возмутились, позвонили издателям. Нехорошо, дескать, без разрешения, это мы авторы. А даже если и доказать не можем, (хотя могли, потому что имели оригиналы того, что детки присылали), но хоть разрешения у газеты спросить бы надо было. Но, как вы понимаете, нас послали.

- Вы много занимаетесь переводами детских поэтов. С чего это у Вас начиналось?

-  Наша редакция находилась в Киеве в одном здании с редакциями республиканских детских журналов «Барвинок» и «Пионерия». Они тогда на Украине были двуязычные.

Мы дружили редакциями. И практически в каждый номер мне двали возможность «подработать».

Отдельная история сложилась с Туркменией. С этой республикой меня познакомил детский поэт Владимир Орлов. Точнее, оторвал от себя. Он сам много переводил туркменских поэтов, и те выпускали в его переводах свои книжки в «Малыше».

Но наступило время, когда ему уже было трудно выбираться из дому.

И он как-то позвонил мне и сказал:

 – Послушай, тут меня приглашают в Туркмению. Но я не могу, как раз заканчиваю пьесу. Не хочешь выручить? Там талантливые ребята живут.

Я согласился. И потом пять лет подряд по месяцу жил в Туркмении и переводил. И познакомился там с замечательным Агагельды Алланазаровым, выпускником Литинститута, с Нуры Байрамовым, которого переводила и Юнна Мориц, со многим другими поэтами, молодыми и не очень.

Туркменских поэтов, в отличие от украинских я переводил, естественно с подстрочников.

Но что важно, мне было сразу же сказано:

 –  Язык ты можешь и не знать, а вот жизнь народа знать обязан. Познакомим.

И ежегодно в каждый свой приезд меня отправляли на неделю в поездку – выступать и знакомиться. Так я объездил всю Туркмению от Красноводска до Чарджоу. Ночевал в кишлаках, побывал на туркменских свадьбах, ездил  верхом на текинском скакуне, видел как делаются знаменитые туркменские ковры.

Полюбил этот терпеливый и красивый народ.

Мои переводы печатались и в Москве, и в самой Туркмении. А потом даже вышла целая книжка детских переводов в тамошнем издательстве «Магарыф».

-  Но я знаю, что не только Вы переводите, но и Вас недавно перевели и даже издали в Украине. Похвастайтесь уж.

- О, да, это правда. Живущая в Москве переводчица украинских писателей Елена Мариничева (в её переводах выходят романы известных украинских писателей в «Новом мире» и в других журналах и изданиях) познакомила меня с известным украинским детским поэтом Иваном Андрусяком.

Мне понравились его стихи. А ему мои. И недавно в Киеве в издательстве «Грани-Т» вышла моя книжка «Карманный дракон», стихи для которой перевёл на украинский язык Иван Андрусяк. Для меня это стало неожиданным и дорогим подарком. Рисунки к книжке сделала молодая, но уже очень известная в Украине художница Марыся Рудска.

 - Ваша книжка «Про мышонка Шона, про амстердамского кота Тома и про разное другое» вышла в Санкт-Петербурге с иллюстрациями знаменитого Учителя Смеха Леонида Каминского. Как это получилось?

- Получилось так. Другой замечательный питерский художник Юрий Александров был художественным редактором книжки. И долго имя иллюстратора держал от меня в секрете. Как потом признался, очень хотел, чтобы книжку сделал Леонид Каминский. Но сам не был уверен, удастся ли его уговорить.

Удалось. И как же я обрадовался, когда стали приходить уже готовые рисунки, стиль которых мне сразу же показался знакомым. Кстати, самым первым Леонид Каминский сделал рисунок к стихотворению «Корова на льду». К тому самому, которое было опубликовано в «Кукумбере».

К сожалению, работа над моей книжкой оказалась для замечательного мастера последней.

- Вы ведь пишете стихи для мюзиклов? В ЖЖ была информация о премьере в Ивановском музыкальном театре. Это доставляет радость и материальное удовлетворение?

-  Радостно, конечно, увидеть своё имя на афише. И услышать потом хорошие отзывы критиков и детей.  Но вот прошел спектакль «Але-ап, Люси» в Одессе, в знаменитой Одесской музкомедии. И в Иваново, в музыкальном театре, сказка «Спасите принцессу» (автор музыки композитор Сергей Колмановский).

Но у театра такая особенность - проходит пару месяцев, спектакли перестают идти. И всё. А про материальное удовлетворение? Давайте не будем о грустном.

 - А как ваши стихи попали в «Кукумбер»?

 - Это всё благодаря Дине Крупской. Она написала письма детским поэтам, живущим в Израиле. И мне в том числе.

Я послал стихи и забыл о них. И вдруг получаю письмо со ссылкой на журнал. Было очень приятно.

Потом я приехал в Москву, когда в Питере вышла книга. И в библиотеке имени Гайдара прошла презентация. Собралась просто избранная компания. Жаль, Дины в это время в Москве не было. И не удалось лично познакомиться.

Слева направо: Сергей Георгиев, Марина Бородицкая, Виктор Лунин, Александр Левин, Леонид Сорока

Ну, будем надеяться, что ещё удастся выбраться к вам.

Публикации: Леонид Сорока публиковался в "Колобке", "Крокодиле", у него выходили книги:



В Кукумбере:

Корова на льду, Юла


Художник: Чернова Александра

Корова на льду

Ну, честное слово,
Ну, что тут такого,
Взаправду на нашем пруду
Каталась корова,
Каталась корова,
Каталась корова на льду.

На круглом катке
В цветастом платке
Крутила восьмерки буренка.
А чей-то козёл
Корову довёл
До слёз, хохоча ей вдогонку.

Хоть жалко мне слов
На разных козлов,
Но все же скажу я сурово:
«Ты просто дурак!
Попробуй-ка так
Кататься, как эта корова».

Юла

Раскручу-ка я юлу!
Хватит ей стоять в углу.
Как ей этого хотелось –
Закружилась, завертелась,
Зажужжала: «Жу-жу-жу!
Я такое расскажу!»
Но упала на бочок
И – молчок!

и еще стихи:

ВАЗА ВИНОВАТА

- Что наделала, юла?!
Вазу сбила со стола!
Ты вертушка, ты растяпа,
Вот вернутся мама с папой –
Знай, тебе не сдобровать,
Бросят в ящик под кровать.

И пошла юлить юла:
- На столе я не была,
Не вертелась, не крутилась.
А она сама разбилась.
Не понравилась мне сразу
Эта маленькая ваза.
Ей на месте не стоится.
На проказы мастерица.
Слышит музыку – и в пляс.
Вот и тут качнулась раз,
Два качнулась, наклонилась
Поскользнулась и разбилась.

ЧУДО

Чудо, чудо, чудеса!
Убежала колбаса.

Расскажите, что случилось,
Как все это получилось?

Тихо так она лежала,
Никого не обижала.

Фокстерьер ей строил глазки:
«Ах, как хочется колбаски?»

Кошка спрыгнула с кровати,
Облизнулась: «Очень кстати!»

Воробей сказал: «Чирик!
От колбаски я отвык!»

Мышка вылезла с опаской
Поздороваться с колбаской.

Посылали ей улыбки
Из аквариума рыбки.

Стали все хвалить колбаску,
И её вогнали в краску.

На столе она лежала
Никого не обижала,

Не спешила никуда,
Но пропала без следа.

Под конец осталась в сказке
Только шкурка от колбаски.

ДЕДУШКА-МЕСЯЦ

Дедушка Месяц
Приплыл из тумана.
Дедушка трубку
Достал из кармана.

Долго ее
Табаком набивал,
Долго ее
Огоньком разжигал.

А закурил,
Затянулся слегка –
Сразу поплыли
Под ним облака.

Рисунки Л. Каминского

Tags: Сорока, авторы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments